?

Log in

Я, граждане, всерьез склоняюсь к тому, чтобы голосовать за партию пенсионеров.
По поводу покемонов в храме. Если вы здесь на чьей-то стороне и испытываете к другой стороне сильную неприязнь, вам заведомо нечего сказать и вы сделаете нечто реально полезное, воздержавшись от высказывания. Извините.
Не буду давать ссылку на крыловскую копролалию про олимпиаду, она легко находится. Просто еще раз скажу.

"Идеи" — мусор. "Сознательность" — мусор. "Правильное видение" — мусор. Тон и формулировки — все, что существенно и все, что определяет, на чьей ты, собственно, стороне. Слово есть действие, мысль есть бездействие. Если мысль приходит к слову какими-то хитрыми зигзагами в духе вестборских баптистов, и слово соответствующее, то не надо тут ничего и никого понимать.
http://zubov2016.ru/programm

Очень живо напоминает предвыборную программу Альберта Макашова в девяносто первом. Такую, знаете: товарищи, восстановим советскую власть и т.д.

Такое же впечатление: с одной стороны еще смутно опасаешься, что "что-то может пойти не так" и этот мрак прорвется, но с другой — дуновение заплесневелости, после которого по-настоящему понимаешь, до чего вокруг свежо.

"Признать незаконность переворота октября 1917 года". "Публичное расследование преступлений путинского режима". "Страна должна выйти из-под санкций и войти в систему евроатлантической безопасности".

Как будто спокойно сидишь на берегу, а мимо тебя проплывают зомби. Что-то бормочут, пытаются барахтаться, а течение их уносит и уносит.

С юбилеем, что ли. Возможно, перманентная революция и есть правильный путь. Коммунистов смыло, пришли либералы; либералов смыло, приходим мы, "за Царя и Советы", то есть за гражданское общество и при этом кузькину мать. А потом и нас смоет, и придет кто-нибудь еще менее бестолковый.
Знаете, сейчас не хватает одного художественного жанра. Про Россию, в которой стало в общем-то все хорошо. И это не православно-космическая империя, а именно РФ недалекого будущего, где всё более или менее сложилось.

Короче, я этот жанр основоположил; что вышло, то вышло. Специально написано с точки зрения кого-то недовольного и считающего, что нынешняя наша Россия была лучше; если буду продолжать, то тоже так, и по мере сил себе не подыгрывая.

В общем, конец 2020-х, инцидент в подмосковной школе. Ниже под катом, на Самиздате и там же в fb2.


«Нельзя помиловать»Свернуть )
Не удивлюсь, если прорывателям себя в Крым тактический гений Саакашвили посоветовал воспользоваться шумовой завесой олимпиады. Because that worked so well the first time.
Степашка. Это мой ответ на внезапный вопрос дня в соцсетях. И, кажется, ответ провокационный. "То есть как это Степашка? Как вообще его, такого пра-а-авильненького, кто-то может ставить выше Хрюши, нашего всего?"

Попробую объяснить.

Я очень слабо помню взаимодействия спокойных ночевателей. И совсем не знаю, что там сейчас. Но насколько помню, Степашка единственный не был обременен натужным "прописыванием характера", которое меня уже тогда заставляло смутно чувствовать, что есть какая-то особая духовная пища для детей, всецело дополняющая ту материальную пищу, которую Надо Кушать и Не Капризничать, ибо Полезно.

У Степашки вообще никаких отличительных черт не предполагалось, и как раз поэтому он казался живее, натуральнее, чем Хрюша, который был просто усердствующей аллегорией четверки с минусом по поведению. Спасала его — и роднила со Степашкой — только какая-то в-хорошем-смысле-андрогинность, принадлежность к "детскому полу", тогда как в зюзю гендерный Филя был, кажется, занят превращением всего на свете в serious business. Каркуша же, прописанная "фантазеркой", постоянно как бы говорила "все Каркуши — лжецы" с такой настойчивостью и убедительностью, что [вздох, взмах рукой] ну какой там еще, итить твою, парадокс.

Я уже начинал выходить из ЦА вечерних сказок, когда во Фрязино завелось ленинградское ТВ, и я впервые увидел "Большой фестиваль". Знаете, когда у вас в героях говорящий драный ботинок, то даже неважно, что вы с этим будете делать дальше; какое-то простое и главное детское доверие вы заслужили с порога. Вы *понимаете*. «СН,М!» — не понимали, и поэтому там только из персонажа, обойденного вниманием, вышел кто-то relatable хотя бы по принципу "ну кого же еще, Ева".

А может, я всё совсем криво помню, и на самом деле сказалось просто то, что зайцев у меня было больше, чем каких-либо других игрушечных зверей.
Представим себе, что в некой стране случилось дерзкое ограбление крупного банка, десятки людей оказались в заложниках у десятков грабителей, десятки полицейских оцепили здание — а дальше поворот в духе Кафки и магического реализма: все это затянулось на десятки лет.

Ну, страна была неблагополучная, с шаткой властью, аховыми правоохранителями, а грабители где-то раздобыли бомбу, способную разнести целый район. А ушлые коммерсанты, зная, сколько в банке денег, договорились с полицейскими верхами, что будут беспрепятственно снабжать людей в здании всем необходимым. Без взяток не обошлось, но в общем-то это казалось вполне гуманным. Что еще остается, если никто не хочет рисковать. Еще несколько конвертиков нужным людям — и банк даже возобновил деятельность. Под надзором грабителей выдавались наличные кредиты, которые потом выколачивали сообщники на воле.

Так прошло двадцать, тридцать, сорок лет. Банк стал замкнутой маленькой общиной, вроде секты или сквота. Грабители сохраняли за собой власть, но она держалась уже не на устрашении и даже не на «стокгольмском синдроме» — это был просто порядок вещей, к которому все привыкли. Между ними, заложниками и сотрудниками банка просто сложились некие правила общежития. Люди влюблялись и заводили детей. Были и смешанные браки. Установилось, что наполовину «грабительский» ребенок получает статус грабителя — иначе господствующую касту попросту съест демография. Однако и кастовой солидарности за счет этого поубавилось.

И вот первоначальные грабители уже либо умерли — кто от старости, кто при обстоятельствах, которые не принято обсуждать, — либо дряхлые выжившие из ума старики. Правят банком те, кто в нем родился, вырос и не знал ничего другого. Нравы становятся мягче; людям в касте заложников гораздо проще уйти в город и начать жизнь заново. При этом население банка пополняется за счет горожан, которые за небольшую взятку просачиваются сквозь полицейский кордон, давно уже символический. Горожане эти двух видов. Одни просто устали от городской суеты и анонимности, думая, что в банке жизнь сплоченнее и теплее. Другие же сами что-то совершили и хотят уйти от закона. Они все равно получают статус заложников, но власть грабителей им ближе по духу и комфортнее. В банке таких недолюбливают, называют за глаза «пауками» (от «по УК»), отчего они держатся особняком, образуя незаметную общину внутри общины, и с тайным презрением смотрят на статусных грабителей. Этих щенков, которые на улицу в жизни не выходили, а уж тем более сами не грабили никого.

Грабители второго-третьего поколения, в самом деле, народ либеральный донельзя. В быту, конечно, их статус постоянно о себе напоминает, но это скорее из-за их барских привычек, привитых с детства. Самим молодым грабителям в их статусе не очень уютно, они постоянно пытаются что-то исправить, загладить, сделать справедливее. И в какой-то момент они, посовещавшись, выкатывают наружу ту самую мегабомбу. Зачем, в самом деле, такое варварство. У нас же еще полно автоматов и два РПГ.

Читать дальше...Свернуть )
Мое отношение к конспирологии в общем похоже на авраамическое отношение к идолопоклонству.

Есть, разумеется, силы, которые манипулируют людьми, большие и малые, явные и неявные, и да, иногда они собирают людей в пирамиды или паутины с отчетливым средоточием, откуда все исходит. Но есть и гораздо более хитрые конструкции, которые обычно гораздо эффективнее. Этакие машины Гольдберга, где энергия по пути вселяется меняет множество материальных обликов: катящийся мячик, рычажок, подвешенный чайник с водой, весы, натянутый лук. То есть множество вроде бы разных идей и интересов, каждый из которых играет какую-то промежуточную роль.

Но не в конструкции дело, а в том, что эти силы всегда вне людей и над ними. "Мемы", если хотите, но мемы, закрученные двойной спиралью и кодирующие уже некий организм, в котором отдельные люди подрабатывают клетками. И да, весьма полезно разбираться в том, чья ты клеточка в какой момент — потому что это обычно происходит либо не по твоей воле, либо под таким углом к твоей воле, чтобы она, оставаясь вполне твоей, выполняла еще и мелкую работу для большого коллективного ктулху.

И вот посреди всего этого сидит конспиролог и говорит: вы чего, за всем же _люди_ стоят. Ну или не люди, но тоже конкретные существа, которые где-то в тени дергают за ниточки.

И вот это для меня очень похоже на то, когда вы веруете в незримого вездесущего творца вселенной, а вам кто-то говорит: нет, вот эта раскрашенная деревяшка и есть бог.
Я, может, чего-то не понимаю, но почему мы уже сейчас всем миром не обсуждаем, где и когда митинговать против поправок Яровой? Потому что это безыдейно, скучные песни земли, жизнь и так неизбежно станет плохой, а наше дело — красоваться своими принципиальными позициями по вопросам исторической важности?
Украинская европесня была объективно интереснее нашей. Не говорю, что она все голоса получила именно за это, но наши ударились в middle of the road, миддлее которого и не бывает, можно делать эталоном обыкновенности, и это — на фоне — было заведомо проигрышно.

Будь мужиком, отправь на следующий год в Киев "Красную плесень", блеать.
Obama banana 'jokes' show Soviet-era racism remains alive in Russia

Редкий случай действительно взвешенной статьи, с которой я в общем-то не спорю. И там еще не затронуто более насущное для нас (и не затронутое, кажется, вообще никем): очень расово сомнительный фильм "Кавказская пленница", например, или милицейский пес по имени Мухтар, как вообще-то людей зовут, так что из-за этого "ко мне", вполне возможно, кто-то пострадал куда сильнее и обиднее, чем я от "сиди дома, не гуляй".

Не надо сразу думать, что я съехал окончательно и скоро что-нибудь в поддержку миграции напишу. Расизм характерен тем, что вредит вообще всем и всему, и в изрядной мере его носителям. Среди националистов всегда выделялись бестолковостью те, кто "за белую расу", ну и с недавних пор именно они выделились окончательно, подавшись в первых рядах в заукраинцы. Более далекий исторический пример: буры, в общем-то не держа африканцев за людей, при этом ужасно сентиментальничали из-за того, что им приходится стрелять в англичан, таких белых, таких братских. Отчего неудивительно, что по бурам история проехалась катком сначала туда, а потом обратно. Не в смысле "заслуженно", а вот именно в смысле "не приходится удивляться". Люди сами себе испортили зрение.

И у того, что наше зрение тоже подпорчено, есть, например, и такой эффект: мы неадекватно реагируем на отображение русских Голливудом. Неадекватно спокойно и иронично, "ой глупенькие какие". При том, что это массированный глобальный удар по нам, с которым никакие госдеповские козни не сравнятся. Единственный случай на моей памяти, когда мы на подобное правильно отреагировали, был с омерзительной игрой Company of Heroes 2, которой мы по крайней мере убили рейтинг на Метакритике, ну и вообще дали о себе знать. Но тут "посчастливилось", что они замахнулись на святое. А вообще-то уже давно надо обращать внимание решительно на каждого русского в чужой развлекательной продукции и поднимать шум, если что не так. А когда закономерно скажут "на себя посмотрите" — какие проблемы-то, и на себя можно посмотреть, что совсем не повод сбавлять интенсивность взгляда на других.

Нужно быть равнодушными к тому, в чьем конкретно глазу бревно и кому первым вынимать. А пока что наоборот, мы спускаем это другим, потому что делаем это сами. И это худший вариант. В третьих "Трансформерах" есть сцена в русском баре, одна из самых пакостно русофобских в современном кино. Что с ней сделали в русском прокате? Смех и грех: русских, говорящих по-русски, дублировали на украинском. С профессиональной точки зрения, конечно, находчиво, но со всех остальных — адский ад. А что надо было делать? А надо было сделать так, чтобы перед нами оправдывались и впредь, помня о последствиях, подходили к изображению нас осторожно.

И да, балаганизация украинцев в русском культурном пространстве — это тоже что-то, чему стоило бы уйти. И, внимание, на политику это вообще никак не влияет. Если украинцы на данный момент враждебная нация, то тем более у них должно быть как можно меньше справедливых претензий к нам. Можно бросить танки на Киев и при этом строго дистанцироваться от шуток про сало. Это не путаница, это как раз распутывание.

Ведь взять, например, тот же обамовский банан. Каким боком вообще к тому, за что мы не любим Обаму, причастен цвет его кожи? Он председательствует вполне себе васповской системе, вполне себе по-васповски антирусской. Не надо выбирать инвективы по принципу "что сильнее всего заденет", это вас сразу маркирует как человека, не до конца уверенного, в чем его собственная правота.

Претензии к "политкорректности" от всего этого тоже никуда не деваются. Идеологии — это не идеи, а идеологи. -Измы — фигура речи; реальны только -исты, даже если их коллектив многочислен и по краям расплывчат. То, что под лозунгами антирасизма сейчас оправдываются патологические социальные явления, означает только, что антирасизм у оправдывателей надо отобрать.
Если сейчас заговорить о том, что происходит в Северной Каролине, выйдет скорее всего очередной ЛГБТ-срач, в котором ничего нового не прозвучит. А между тем нечто новое там есть. Могу ошибаться, но вроде бы раньше никогда корпорации не занимались чисто политическим давлением на власти. Чем-то, что не про налоги, права сотрудников или экологию. Когда все эти пэйпалы и дойчебанки грозятся свернуть бизнес в гомофобском штате, это ведь корпорации пробуют конкурировать с властью за политическое представительство. И это касается как раз большинств, а не меньшинств, потому что если к середине века правительства и корпорации будут повторять расклад «король против папы римского», то первое пресловутое окно Овертона для этого открывается именно сейчас и именно там.
Я не рассчитываю дожить до мира, где будут запрещены аборты — и не как сейчас в религиозных странах, а почему надо и как надо. Это неопределенно-далекое будущее, которое можно только «приближать, как мочь». Есть и вариант с окончательным проигрышем, но он меня просто не интересует — как не интересует, например, будущее, в котором мы так и не откроем межзвездные перелеты и тупо сгорим вместе с солнцем. Или еще раньше сами себя взорвем.

Из этого следует, что я себя вижу обитателем «мрачных древних времен» (мне вообще такой взгляд свойственен), но что-то я мало задумывался над тем, в какой мере я сам порождение этих времен. Насколько полуразвитым, еще только до чего-то дотягивающимся буду выглядеть, если вдруг кто-то откопает (из земли ли, из электронных ли руин) мои пролайферские посты. Что я имею в виду: в рабовладельческие времена кто-нибудь прогрессивный мог легко себе вообразить такой XXI век, где рабов больше не будут бить, и они станут практически членами семьи. Что рабство могут вообще отменить и возненавидеть, ему представить было бы гораздо сложнее. Еще более в тему — насколько средневековая крестьянка могла бы себе представить мир, где нет ни богопомазанного монарха, ни феодала, и даже мужу закон и общество объясняют про границы. Люди вообще скромны в притязаниях. Даже самая отчаянная борьба за свободу и права набирает силу только за счет чувства, что «так надо» и «все так делают».

Несомненно, чтобы поменялось отношение к абортам, должны поменяться какие-то более общие установки. Прежде всего, как мне кажется, — патологичность и безнравственность доминирования родителей над детьми должна перестать казаться чем-то привычным. Человек должен ощутить за собой право на то, чтобы государство и общество его защищали в том числе и от родителей. Умом я все это понимаю, по какому-нибудь прямому поводу могу настрочить гневного, но все-таки буду себя чувствовать одиноким фриком, у которого что-то вертится вопреки инквизиции. Это чувство можно далеко задвинуть, но оно все равно будет. И любые мои мысленные картины будущего, где все стало гораздо лучше, будут, как ни крути, картинами «умеренного прогресса в рамках закона», вроде тех учтивых радушных рабовладельцев.

А будущее, где все стало гораздо лучше, либо окажется невообразимо более радикальным, либо не наступит вообще. И в таком будущем сами собой прекратятся разговоры о нерожденных детях в третьем лице. Люди начнут отвергать социальный договор, в котором до свободы от родительского произвола надо «сначала дорасти», и естественно предполагать, что они распространят это и на собственное внутриутробное детство. И только тогда прочойс пойдет на попятную. Станет типичным отбивающимся защитником старых порядков. Которые — это всегда чувствуется — заведомо слабее, заведомо менее буйны, что ли, чем те, кого старые порядки достали давно и лично. А дальше это вопрос численного превосходства, которое со сменой поколений постепенно сходит на нет.

Если у меня и возникает подобный настрой, то — на волне восторженно-штормового нахальства, которое во мне бродит с детских лет и как придется сосуществует с типичной такой неприметной скромностью «вдумчивого мальчика из неполной семьи». А это не то, тут нет ничего нахального: как говорил Честертон (точную цитату не найду), с чего бы нам называть себя бунтарями, если мы просто требуем положенного. Я человек из дремучих времен, я не могу как следует вжиться в это ощущение: родители не имеют права тебя обижать вот вообще никак. И уж точно — решать, жить тебе или нет, когда ты уже есть, но еще не родился. Это революционная мысль, а для революции надо голодных сменить на два дня не кормленных.
Предыдущее — по нечаянной ссылке от персонажа timur_nechaev77, роскошно замусорившего мне инбокс кросспостами в сто миллионов антиклерикальных сообществ про то, как мракобёсы наступают. Я попал в один список с Энтео, йоу. А комментаторы там какие-то уже совсем увеселительные.
u
freedomcry
ответственный за беспорядок


книги в моем переводе:
лабиринт · озон

Календарь

Сентябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
Разработано LiveJournal.com
Дизайн yoksel