u

(no subject)

 

Шел 2019 год, и отечественный кинематограф до сих пор стеснялся фильмов, где русские стреляли бы в американских солдат.

Сюжетов можно придумать массу, от какой-нибудь коммандовщины или тарантиновщины про советских во Вьетнаме до реверсной Red Dawn — которая могла бы быть, кстати, просто осовремененной экранизацией "Юрия Милославского". С натовцами.

До той поры смешно, просто смешно из того, что на "Балканский рубеж" люди не особо идут, делать выводы в духе "народ не тот", как тут некоторые.

Потому что "Балканский рубеж", при всем мастерстве исполнения, — это в конечном счете просто еще один фильм, где Америка и НАТО предстают неуязвимым сверхбоссом. Который в лучшем случае под конец скажет, что "dа, эtи rусские, они могуt" и уполётвалькирит в закат.

Разумеется, фильм номинально исторический и никак по-другому тут повернуть не может — но поэтому-то "Рубеж" фильм несвоевременный. Да, он приурочен к годовщине — и что? Годовщина тоже несвоевременная.

Мы еще не настолько их победили, чтобы комфортно оглядываться на тогдашнее как на времена, когда "всё было совсем плохо" — но уже начали побеждать настолько, что от патриотической масскультуры хочется большего, чем опять что-то церемонное про подвиг, где наши побеждают каких-то частных чертей, а дьявол остается безнаказанным, респектабельным, чуть ли не оценщиком.

Говорить "народ не тот" — это вообще приговор себе. Нет, это вы не те. Это ваши будто бы умные идеи все равно посредственны, это ваша будто бы судьбоносная деятельность все равно не вытягивает.

А уж говорить "народ не тот" по случаю того, что он не ходит на патриотическое кино с хорошим продакшеном — когда наше патриотическое кино в 2019, сцуко, году стесняется стрелять в американских солдат — это ну я не знаю просто.

u

(no subject)

Тряхнешь — и на домик внутри стеклянного шара,

блестя, оседает искусственный снежный чих.

Подарок археологине от антиквара

на праздник, немного уравнивающий их.


Земля плодоносит древностью из-под плуга,

живучей, как излучение черных дыр.

Есть где-то похожий шарик с уютной вьюгой,

но это она сотрясает наружный мир.

u

(no subject)

Иногда я, как та Офелия, ничего не думаю.

Да, это запрещено. За это отстраняют от интернета, а потом позволяют высказываться только под нейтральным ником и с неподдельными батхёрт-пробами. Ну, я честно пытался занять какую-то позицию по олимпийскому вопросу. Но так и не смог выдавить из себя ничего, кроме «оба хуже, и сверх того плохо, что мы вообще это обсуждаем».

Олимпиада раскалывает патриотов, как Крым и Донбасс раскололи националистов. И, с оговорками, как Pussy Riot расколол Болотную.

Бойкот мне все-таки чуточку больше нравится, чем нейтральный флаг. Просто потому, что здесь легче занять выигрышную позицию. И меньше стресса. При этом мне не нравится, что сторонники бойкота уводят тему в область абстракций. «Унижение это или не унижение» — слишком метафизический вопрос. Для кого да, для тех да; для кого нет, для тех нет. И приводит это к трещащим чубам гражданского общества при сразу двух уровнях панов, международном и внутрироссийском.

Collapse )
u

(no subject)

 В скандале с Бундестагом виноваты немцы.

Конкретные немцы — благостные организаторы мероприятия — и обобщенные немцы, всем народом успешно провернувшие операцию «не согрешишь — не покаешься». «Тоже хороши» в этой истории наши мидовцы, которые такое поддерживают. А в остальном всех наших тут жалко и за всех обидно.

Напомним, в Бундестаге устроили чинный немецко-российский утренник против ужасов войны и за все хорошее. Гимназист из Нового Уренгоя рассказал, что его тронула история вермахтовца Георга, умершего в плену, и он посетил «захоронения солдат Вермахта вблизи города Копейска». И далее: «Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать».

Дмитрий Стешин твитнул: «Гаденыш из Уренгоя приехал в Бундестаг и там публично покаялся за преступления советских солдат против вермахта. В Рунете уже началась травля дегенерата».

https://twitter.com/D_Steshin/status/932499277884125184

Гимназия удалила с сайта и из ВК материал про Бундестаг. Высказалась, что никто не читал текст речи, ничего в нем такого не было, и все это возмутительно. Официальный Ямало-Ненецкий АО высказался в том же духе. А либеральное издание Znak.com, транслируя эти реакции, отметилось мелочным подлогом, который очень красноречив.

Collapse )
u

(no subject)

История с ижевским мятежным домом потрясающая. Светлая, крутая, про граждан, про находчивость, про победу. Этакий тизер будущей России, в которой по нынешним меркам все сбылось и все хорошо. Как в нашей с вами России, нравится это кому или нет, все хорошо и все сбылось по меркам первой половины 1980-х.

Там, в этой будущей России с гражданским обществом, будут свои недовольные, свои считающие, что все куда-то катится, свои тупые охранители («и один из них, может быть, я») — и это нормально. На ней тоже не надо останавливаться.

А пока что — enjoy the silence. Следите за тем, как быстро забудется история про дом, устроивший митинг Навального у себя на лужайке. Как забылась предыдущая такая история с, извините за выражение, вау-фактором: когда Кирилл Калугин в 2013 году вышел с радужным флагом в день ВДВ. Варламов, помнится, его тогда сразу назвал «бедолагой» и «дураком». Человека, который один стоил всего российского активизма докрымской эпохи, на всех сторонах.

Никто не заинтересован в историях о том, как в России обычные граждане делают что-то светлое и крутое. Ни власть, ни оппозиция, по причинам в общем-то одинаковым. Оппозиция точно так же, как власть, состоит из фигур, работающих на собственную незаменимость. Поэтому нужно, чтобы все шло через пень-колоду, с перерывами на какие-нибудь трехгрошовые триумфы по строго официальной линии.

И уж тем более западным СМИ не нужны в России новости, из которых не добудешь никакого макабра, никакого абсурда, никакой придурковатой трагикомедийности на радость аудитории, для которой русофобия последняя отдушина, когда все остальное запретили.

То ли дело мошонка Павленского. То ли дело покемоны в храме. А более разумный и по-человечески интересный активизм на местах обязан вписываться в канон фильма, снятого дураком для дураков (угадайте название), иначе он ломает картинку. Как так, кто такое разрешил — Россия и вдруг никакой «трагедии человека, пошедшего против системы».

Вот почему я не могу быть в нынешней России ни за кого, кроме вот таких вот разрозненных людей и домов, и еще таких же, которые пытались, но не смогли, так что мы о них вообще ничего не знаем. Однажды все это организуется, заговорит, двинется; я верю в нынешнюю молодежь, ту, что была в 2011–12 еще детьми, им нужно только хорошо разочароваться в Навальном, разочароваться по-своему, вопреки каноническим нашим причинам его не любить. Помяните мое слово, в итоге мы, старпёры и мидл-пёры, пойдем за ними, а не наоборот.

u

(no subject)

12 марта 2018 года проскользнет мимо, все будут думать только о выборах, и вряд ли кто-то заметит, что это столетие Шестой Руси.

Ну не может же быть, что я один обратил внимание. Что никому из нудящих о «единой концепции истории» даже мельком не пришло в голову. Наша история сама себя разделила на главы, надо только смотреть не на самое очевидное.

Новгород, раз. Киев, два. Владимир, три. Москва, четыре. Санкт-Петербург, пять. И снова Москва, шесть. У французов Пятая республика, у нас с вами Шестая Русь. Династии, формы правления, территория — все это не решает. А вот перенеси русскую столицу — и сразу начинается что-то совсем другое. Как будто Доктор регенерировался.

Поиграйте с этим в уме. Это невозможно развидеть. Я не знаю, как так получается; я понимаю, что не все линейно и точные переходы есть не везде. Новгород, брошенный Олегом, долго еще гулял сам по себе. У Киева была собственная сюжетная арка и до, и после. Владимир столицей можно назвать лишь условно.

Но это словно бы эволюция художественного приема: с каждым новым разом он все отточеннее. Четвертая Русь, «допетровская», сгущается постепенно и зыбко, но затем быстро себя осознает как новая серия франшизы. По контрасту, смена династии — веха гораздо менее принципиальная. Движок тот же, текстуры те же.

Пятая Русь, которая Российская Империя, — это тоже немного растянутый во времени переход, но Питер скорее, чем Петр, здесь ясная точка невозврата. Стилистического, идейного, экзистенциального.

Казалось бы, большевикам столица была непринципиальна. Немцев боялись, вот и перебрались вглубь. Фиг знает, каким был бы СССР со столицей в Петрограде. Возможно, вся моя хитрая система поломалась бы. Но она не поломалась. Тем яснее не поломалась, что выстояла 1991 год. Рюриковичи, смута, Романовы. СССР, смута, РФ. Движок тот же, текстуры те же. Мы по-прежнему в Шестой Руси.

Для сравнения — поздняя Пятая, хотя она нам по образу мысли гораздо ближе, кажется отделенной каким-то барьером. Она не просто давно была; она была «еще не про таких, как мы». Другая жидкость истории. Ложка преломляется.

Я не фанат Москвы в качестве столицы. По эгоистическим соображениям, именно потому, что я здесь родился и сюда вернулся. Но идейно и эстетически тоже хотелось бы видеть столицей Новгород (он на уязвимом месте, я понимаю) или новый город, как у бразильцев.

Просто я иррационально уверен: если по зевку «Единой России» столицу унесут в Екатеринбург, начнется Седьмая Русь, другая и про другое. А если вдруг Навальный, или кто-то даже хороший, но в том же самом Кремле, мы останемся героями той же самой шестой части.

Последнее, честно говоря, меня привлекает больше. Для переноса столицы хочется веских поводов и хотя бы смутного осознания, что переносится нечто метафизическое, проводится более зеркальная и астрономическая черта, чем любые смены властей и курсов. Тем более что 7 — счастливое число, а 6 — что-то такое бандитски-бесовское, что на СССР и РФ эстетически очень смотрится, не создавая при этом лишнего пафоса. Намекая, наоборот, что дальше по числовому ряду будет рассвет, и оттого так темнехонько.

В любом случае: есть система, она сама себя создала, и можно ей пользоваться. Мозг человека любит нумерованные перечни.
u

(no subject)

Назовем их литературно, образно: жуки-короеды.

Когда машина с ФСБшными номерами сбила гаишника, жуки-короеды писали: «И что ему теперь будет? ничего не будет! И тема в интернете через пару дней уляжется. И то гаишник, а представить себе, что простого человека… что тут и говорить-то. ФСБшник у нас хозяин, феодал» и т.п.

Это у жуков-короедов такая гражданственность. Такое неравнодушие. Протест такой.

Теперь семье гаишника выписали шесть миллионов компенсации, и жуки-короеды прикапываются к словам его матери, что они «остались довольны».

Дело не в том, что жуки-короеды неправы. Дело в том, что они виноваты.

В России волшебным образом, из воздуха начнет появляться гражданская солидарность, если заткнуть хлебала неравнодушным. И дать равнодушным один раз нормально поговорить. Но разве ж дадут.

В России нужно революционным путем свергать оппозицию.

Причем не под охранительскими знаменами и лозунгами, не-ет. Это вообще не про то, и там слишком много энтузиазма. Под обывательскими.

Это должна быть цветная революция, и цвет ее должен быть серым.

А лозунги вот какие: «ТО, ЧТО ЕСТЬ, СОЙДЕТ», «НАС НЕПЛОХО КОРМЯТ», «БОЯЗНО СВЯЗЫВАТЬСЯ», из более решительных — «РУКИ ПРОЧЬ ОТ МОЕЙ АПАТИИ».

И не должно быть в этом, упаси боже, никакого перформанса или самоиронии.

Collapse )
u

(no subject)

Ну что, обсудим Арину Холину?

Хотя что ее с вами обсуждать. Вы же совершенно не умеете ее готовить. «О, средний русский мужчина, как я восхищаюсь тобой!» — открывает она свой аааа-русофобский, уууу-мужененавистнический опус, и сама, бедная, принимает свое трагическое кокетство за сарказм.

Россия — мрачно счастливая страна, где уйти на кухню и хлопнуть дверью считается феминизмом.

Понимаете, я вчера прочитал “Sex Object” Джессики Валенти. Это не первая буржуйская фемь в моем виртуальном киндле. Там и белл хукс есть, и Ребекка Солнит, которая mansplaining, и Кэтлин Моран аж дважды. Кнопка “Buy now with 1-Click” — орудие геноцида русских денег, вот. Знают, ощерища рептилоидные, чем достать самую читающую нацию.

Короче, за державу обидно не тогда, когда Арина Холина смотрит на русских мужчин с высоты итальянского сантехника. За державу обидно, когда ты, русский мужчина, смотришь на Арину Холину с высоты Джессики Валенти.

Потому что от Джессики Валенти местами реально бомбит, а вот Арина Холина, говорящая о «грубом обществе сексистов», напоминает цыганку с никелевым биткоином.

Ибо ничего нового тут нет; это старое и не слишком удачливое хватается за новые соломинки. Своя Арина Холина была и десять лет назад, и двадцать, и тридцать. И все это время ты, русский мужчина (плохо освещенный, плохо одетый, небритый, с кислой рожей — I’m all that right now), был хозяином этой страны и начальством всех женщин в ней, и тебе еще долго, долго им быть.

Никуда не денется коллективная Арина Холина. Пошумит — и будет дальше терпеть тебя таким, каким ты, коллективный, есть. И стараться тебе угодить больше, чем ты ей. Оттого и шумит.

Ей не придет в голову, что убеждать вообще в чем-то мужчин безнадежно и незачем.

Холина: «И, может, стоит уже задуматься, какими на самом деле видят вас женщины — даже те, что живут с вами рядом. Пока они не ушли навсегда, оставив вас в той реальности, где таких, как вы, и за грош не возьмут».

Одни вот грезят Путина свалить, другие — что женщины все соберутся и куда-нибудь уйдут навсегда. Опустим завесу жалости.

Холина: «Вы должны нас радовать. Не мозгом или деньгами — это мы можем сами. Вы должны радовать глаз. Мы хотим хотеть красивых, подтянутых мужчин».

Or what, позвольте спросить? Занятный парадокс, не правда ли: мужчины сплошь расписываются в готовности пушистить все, что движется, но стандарты женской привлекательности чё-т никуда не падают. И наоборот, женщины такие разборчивые-разборчивые, а в итоге Холина пишет то, что пишет. А я, например, знаю, что будет, когда я в следующий раз вылезу из пещеры и начну регулярно маячить в каком-нибудь кругу знакомых знакомых. Я так и не научился клеить девочек, но как-то больше драмы в жизни было от неумения им отказывать. Подтянутых, говорите?

Холина: «И все эти ваши пыльные футболки, заусенцы, члены, которыми вы не умеете пользоваться, никому не интересны. Большинство женщин смотрит на вас как на гнилые пни. Они лучше заработают и уедут за сексом в Италию, чем будут валандаться с дядьками, которые вроде как делают им большое одолжение уже тем, что у них иногда случается эрекция».

Уедут-уедут. В первый же понедельник одного из ближайших десятилетий.

Милые, ну кого вы хотите обмануть, ну куда вы денетесь. Люди не стремятся к счастью, люди стремятся к осмысленности и цельности переживаний. И пока мир дядек с пыльными членами будет для вас самым понятным, самым выразительным, самым разлинованным и предсказуемым — даже в своей возмутительности, и даже не «даже», а особенно в ней — он вас не отпустит.
u

(no subject)

Я все-таки завел себе телеграм.
https://t.me/thelivingfly
Дублировать буду, но с лагом. Мой наброс по поводу наброса Арины Холиной пока что эксклюзивно там. Он... скромно скажем, не самый предсказуемый.
u

Да, ваш ребенок рисует лучше Малевича и Кандинского

Не ждали? Я тоже себя тут не ждал. Оказывается, есть у меня еще кнопки, которые нажимаются.


https://shakko-kitsune.livejournal.com/1102342.html

Искусство — это сверхремесло, а не недорелигия. Когда из искусства делают недорелигию, оно просто становится недоремеслом. Ну и обрастает кабалой святош, понятное дело.

Автор поста — историк искусства, что в наш век означает «можно не читать». Как можно не читать объяснения духовных лиц, почему святая вода святая, а вот заряженная Чумаком не считается. Или объяснения гомеопата, почему нельзя просто потрясти бутылку «Фанты» и получить средство от изжоги. Но мы читать будем.

Все-таки эти люди слишком самонадеянны, когда перестают сыпать жаргоном и пытаются быть доходчивыми. Что любой ребенок может рисовать лучше Малевича — это-то разумеется, но тут еще и некоторые дети смогли бы лучше подменять понятия и манипулировать.

А людям нравится верить во все, что звучит многомудро. Нравится встраиваться в фантомные иерархии «что-то понимающих». А вот мне не нравится. И фантомностью, и иерархичностью.

Современное искусство делается — и идейно обслуживается — людьми, которые, да, честно набираются образования и кругозора, но потом все это используют для того, чтобы страдать фигней. А на все вопросы закатывать глаза и говорить «ну что за плебеи, а». Немного напрягся вначале — и становишься на всю жизнь человеком, которому настолько верят на слово, что можно откровенно изгаляться.

Очень понятная и нехорошая статусная игра, которая идет уже давно. И этот пост принципы неприкосновенного страдания фигней излагает бесстыднее, чем обычно. Но и безыскуснее.

Collapse )